В омуте под ивой. Когда я

В омуте под ивой.
Когда я был совсем мальчонка,
Мой старый дедушка рыбак
Рассказывал про омут темный,
Где в глубине царит лишь мрак.

Про омут тот по всей деревне
Травили байки рыбаки,
Мол есть там в глубине холодной,
щука что аршина в три.

Ее в глаза почти никто не видел,
Но как то раз видал сосед Матвей,
Что щука страшной своей пастью
На озере сожрала двух гусей.

А вскоре вовсе стало жутко,
Когда соседский мальчуган,
В воде купаясь у мосточка,
Чуть не погиб от рваных ран.

Пытались изловить всем миром,
Но в сети, в бредни та не шла,
Была хитра зубастая, коварна
Любую снасть как ниточку рвала.

С тех пор прошло уж много лет..
Я вырос, жить уехал в город,
Но довелось в деревне вновь гостить
И на рыбалку выбраться отличный повод.

Я не забыл дедовских сказок
И знал куда мне курс держать,
К той дальней иве, в черный омут,
А вдруг получится чудовище поймать?

А может, байки это, местных мужиков?
И нет в глубинах рыбы трех аршинной,
Но к омуту тому душа зовет,
В конце концов и путь туда не длинный.

То утро мне запомнилось на долго,
Туман стоял хоть режь его ножом,
В него и вышел я из дома на рассвете
Со всем своим рыбацким багажом.

Спустился к озеру застывшему в тревоге
И здесь его впервые увидал,
Тогда парнишку, а сейчас мужчину,
Единственного, кто щуку повстречал.

Следы той встречи на лице угрюмом
Шрамами впечатались на нем,
И сон его с тех пор не был спокойный,
Ее выслеживал и ночью он и днем.

Но труд его, все время был напрасен,
Он хитрый был, она еще хитрей,
И дни тянулись долгой чередою,
Она охотилась за ним, а он за ней.

Мы поздоровались и долго говорили,
Детство вспоминая, сельский быт,
Он жизнь свою прожил в деревне
Для меня же этот край почти забыт.

Так здорово, вернуться в край родимый,
Где с вишни падал я коленки ободрав,
И вспомнить прошлое, где все былое
Пропитано цветением диких трав.

Узнав, что я собрался к дальней иве,
Он встрепенулся, вызвался со мной,
И в логово к обидчице зубастой
Мы вместе выплыли песчаною косой.

Вошли мы тихо с мели в глубину,
В бездонную пучину якорь опустили,
Веревка длинная, аршинов сорок во длину,
Но дна мы под собой не ощутили.

Удилище надежное, из сплавов,
Катушка невская не подводила никогда,
Короткий взмах, и вот летит под воду,
Сверкая гранями, огромная блесна.

Весь день мы провели у ивы,
Таскали щук, но это было все не то,
Уж соловей запел вечерние мотивы,
Как вдруг нас кто-то чуть не уволок на дно.

Ужасной тяжести последовал удар,
С катушки леса устремилась в глубину,
Но удочка гасила мощные рывки
Для схода лесы оставлял я слабину.

Не знаю сколько шла борьба меж нами,
Время, как казалось, замерло,
Но помню, что когда подвел ее я к борту,
Было уж достаточно темно.

Щука весом пуда в два была,
Таких еще я в жизни не встречал!
Но тут мой спутник побледнел
И дико в страхе что-то закричал.

Мне никогда тот миг не позабыть,
Страшных желтых глаз накинула на нас оков,
Поднявшись с омута, хозяйка глубины
Потревоженная шумом рыбаков.

Схватив ту щуку, что на крючке сидела,
Как какого то никчемного малька,
С издевкой на нас в лодке поглядела:
"Кто вы такие? Здесь хозяйка я одна!"

И в ужасе разжав ладони,
Свой спиннинг в воду уронил,
От страха кровь застыла в жилах,
Ее бросок нас бы обоих утопил.

Не шевелясь, смотрели мы на щуку,
Она всплыла у борта не спеша,
Своей огромной, страшной пастью
Несчастною добычу дико тормоша.

Наврали те, кто говорил про три аршина
Аршина два была лишь голова,
Но с детства моего промчались годы..
С тех пор росла властительница дна.

Опомнившись от страха, мой товарищ
Налег на весла, стал к берегу грести,
А я сидел и думал, в воду глядя,
Как от природы все мы стали далеки.

Мне думалось о городе далеком,
Как душно там и как здесь хорошо,
На диком озере с песчаною косою,
Где детство раннее все мое прошло.

До берега добрались мы быстро,
Из лодки выпрыгнув на твердь земную,
На холм у озера мы вместе поднялись,
Уселись рядом, глядя в даль ночную.

Сидели молча, каждый думал о своем,
В прохладе майской, тихой, лунной ночи
Что думал Витька, знать мне не дано,
Но в сон его теперь легко смыкались очи.

Мы разошлись, когда уже светало,
Пожали руки, с тех пор мы с ним дружны,
Он до сих пор живет в том домике с крылечком,
Не зная горя и никакой нужды.

С того момента минуло много лет..
И внукам я своим рассказываю байки,
Про щуку древнюю с загадочных глубин,
Как рассказывал и дед мой без утайки.

Со временем про омут тот забыли,
Ушли все старожилы в мир иной,
Сейчас деревню и на карте не отыщешь,
Пустуют дворики, поросшие травой.

Утихли слухи, байки позабыты,
Но в омуте, по прежнему находит кров
Легенда — щука, дух омута у ивы,
Что ждет своих последних рыбаков.

Сергей Штольц

http://vk.com/na_ribalky#post-48786031_2560

Читайте также: